Энергосовет - энергосбережение и энергоэффективность
Главная >> Архив номеров >> Экономика и управление >> >> Архив номеров

Анонсы

05.12.18 Церемония награждения победителей конкурса «Энергия молодости» состоится 7 декабря. Трое молодых ученых из Москвы получат по 1 миллиону рублей подробнее >>>

29.11.18 Светотехническая Премия «Золотой Фотон» открывает прием заявок на второй сезон подробнее >>>

13.11.18 Бесплатный вебинар о ТИМ в теплоснабжении, которую планируют сделать обязательной для объектов с госфинансированием подробнее >>>

Все анонсы портала

Новое на портале

13.12.18 Опубликован Рейтинг субъектов Российской Федерации по энергоэффективности уличного освещения в 2017 г. подробнее >>>

11.12.18 Два пути развития энергетики России обсудили на конференции Института Адама Смита // СТАТЬЯ подробнее >>>

11.12.18 Насколько Россия готова к переходу на возобновляемые источники энергии // СТАТЬЯ подробнее >>>

21.11.18 Горизонты атома. Энергетика ветра // ВИДЕО подробнее >>>

Все новости портала

Эта статья опубликована в журнале Энергосовет № 3 (28) за 2013 г

Скачать номер в формате pdf (4812 kБ)

Государственная политика энергоэффективности: принципы, инструменты, перспективы



Рубрика: Экономика и управление
Автор: Е.Г. Гашо, М.В.Степанова

К.т.н. Е.Г. Гашо, эксперт Аналитического центра при Правительстве РФ, доцент МЭИ, г. Москва;

К.э.н. М.В.Степанова, ученый секретарь ГБУ СО «Институт энергосбережения», г. Екатеринбург

 

Не вызывает сомнений, что государство должно играть активнейшую роль в реализации поставленных стратегических целей по снижению энергоемкости экономики. В то же время, существенным барьером для реализации мероприятий по энергосбережению остается невозможность практического применения мер государственной поддержки, то есть низкое качество предложенной государственной услуги.


Актуальность

Понимание фактической картины с энергоиспользованием в различных отраслях РФ только начинает по-настоящему складываться и очищаться от мифов и неточных представлений. Несмотря на определенные сложности, результаты энергетических обследований, обработка и выверка показаний приборов учета дают картину реальных потерь и эффективности использования энергии в промышленности, коммунальном комплексе, в сетевом хозяйстве, на энергоисточниках.

Не вдаваясь в соответствующие отраслевые особенности и региональные тонкости, можно с уверенностью говорить, что подлинные причины «энергетической неэффективности» в России существенно иные, чем в других странах (в том числе с развитой экономикой). Резкое падение эффективности в ТЭК и на энергоисточниках в основном происходит из-за недогрузки, неоптимальных режимов, износа оборудования. Сетевое хозяйство также работает в нерасчетных режимах, изношено и морально устаревает. Перерасходы ТЭР и различного рода «неэффективность» - результат совместного действия большого числа факторов, которые приводят к резкому снижению надежности и безопасности функционирования систем энергоснабжения городов.

Для ряда регионов энергосбережение сверхактуально в силу жесточайшего дефицита энергетических мощностей, для промпредприятий и промузлов - вопрос выживания на новых перспективных рынках продукции, для крупных городов - необходимость модернизации запущенного коммунального хозяйства и санации жилого фонда.

В любом случае вопросы энергоэффективности, энергосбережения и использования возобновляемых источников энергии идут в тесной связке с аспектами энергетической безопасности, энергообеспеченности, а значит - устойчивого развития. Именно так, во взаимной увязке, их и необходимо планировать и развивать, что должно получать отражение в государственных стратегиях и программах.

 

Регулятивные рамки

Законодательная и нормативно-правовая база является одним из основных инструментов государственной политики, и именно к ней относится основная масса упреков экспертного сообщества, если говорить о сфере повышения энергоэффективности.

Более трех лет назад вступил в силу основополагающий Федеральный закон, № 261-ФЗ «Об энергосбережении...». Его практическая реализация регулировалась сначала посредством Плана мероприятий, утвержденного распоряжением Правительства от 01.12.2009 г. № 1830-р, а с сентября 2012 - пришедшим ему на смену планом мероприятий по совершенствованию государственного регулирования в области энергосбережения и повышения энергетической эффективности (распоряжение № 1794-р). В значительной степени на факт появления и содержание последнего повлияли экспертные обсуждения и высказанная консолидированная позиция регионов, что уже является позитивным прецедентом [1].

Предпринимаются неоднократные попытки внести изменения в закон № 261-ФЗ, однако, по причине множества различных мнений и большого количества сохраняющихся проблем в сфере реализации государственной политики энергосбережения, в этом вопросе сложно найти консенсус - так, таблица поправок по объему может сравниться с текстом самого закона, причем поправки зачастую противоречат друг другу.

Был принят и вступил в силу в июле 2010 года федеральный закон № 190-ФЗ «О теплоснабжении», так долго подготавливаемый и ожидаемый экспертным сообществом. Он серьезно изменил заданные рамки в сфере теплоснабжения, так что до сих пор нельзя сказать, что его реализация вошла в дежурную колею. Кроме того, с 1 января 2013 г. вступил в силу новый федеральный закон № 416-ФЗ «О водоснабжении и водоотведении». Вместе с рядом подзаконных актов они формируют рамки для огромного пласта работы - разработки схем теплоснабжения городов и поселений.

Была сформирована и принята Государственная программа «Энергосбережение и повышение энергетической эффективности на период до 2020 года» (Распоряжение Правительства от 27 декабря 2010г. № 2446-р), проведен мониторинг ее реализации за 2011 г., который выявил ряд упущений и недоработок. В стадии доработки находится проект Государственной программы «Энергоэффективность и развитие энергетики на 2013-2020 годы».

Эксперты не раз высказывали обоснованные претензии и продолжают давать рекомендации по совершенствованию нормативно-правовой базы. Однако очевидно одно - три года не столь большой срок, чтобы регулятивные условия были четко и стабильно установлены, так что они будут продолжать активно трансформироваться, и залогом успеха здесь является привлечение экспертного сообщества.

 

Проблемы практической реализации госполитики

Классифицируя основные барьеры, препятствующие реализации государственной политики повышения энергоэффективности, необходимо назвать следующие.

1)    Не хватает координации и последовательности, что может быть объяснено короткими сроками и широтой необходимого охвата. Продекларированные в законах и нормативных актах высокого уровня возможности и стимулы не получают развития в виде описания процедур и механизмов в правовой базе уровнями ниже, что мешает их применению.

Инструменты госполитики лучше разработаны для регионов и муниципалитетов, хуже для бизнеса, в частности, для промышленных предприятий.

На региональном уровне и ниже нет ни показателей для мониторинга и анализа энергоэффективности в промышленности, ни данных, ни рычагов для сбора информации или влияния на ситуацию. В то же время, опросы показывают, что большинство промпредприятий заинтересовано в реальном использовании механизмов государственной поддержки (об этом заявляют около 85% опрошенных) [1].

Те инструменты, которые предложены, сложны к применению по причине недоработанных механизмов, а также потому, что ориентированы на представителей крупных предприятий, число которых в каждой из отраслей составляет не более 5-7 холдингов. Банкам интересны крупные проекты, и кредитные ставки при этом все равно выглядят для заемщиков чересчур высокими, что препятствует массовому развитию проектов модернизации и энергоэффективности в промышленности.

2)    Начинает складываться фактическая картина по энергоиспользованию в различных отраслях и регионах, этому способствуют проведенные энергетические обследования и обработка показаний приборов учета [2]. В то же время, проблема наличия достоверных данных для формирования государственной политики сохраняется. Статформы не удовлетворяют новым требованиям. Система агрегирования информации от субъектов (бизнеса, бюджетных учреждений и т.п.), в том числе с приборов учета, пока не налажена. Данные энергопаспортов вызывают сомнения по качеству и пока не обработаны (сбор паспортов в электронном виде был начат в Минэнерго России к концу кампании по обязательным энергообследованиям).

3)    Кампания по энергообследованиям дала определенные результаты в части паспортизации объектов и получения первичной информации о них, однако не стала, к сожалению, ступенью к реальному повышению энергоэффективности или тем более практике энергосервиса. Энергосервисная деятельность пробуксовывает по целому ряду причин.

4)    Провисает мониторинг Государственной программы энергосбережения и региональных программ, следовательно, цикл управления не замкнут, нет обратной связи и возможностей для корректировки.

5)    В коммунальной сфере дан старт кампании по разработке схем теплоснабжения городов и поселений, где существует целый ряд особенностей и сложностей [3].

6)    Делаются шаги по формированию правового поля для повышения энергоэффективности в многоквартирных домах, однако до создания прозрачных и реально работающих процедур еще далеко.

7)    Начато обучение кадров, чего так не хватает для широкого запуска механизмов повышения энергоэффективности. Большой охват повышением квалификации достигнут в бюджетных организациях, создан пласт «информированных энергоаудиторов», планируется обучать специалистов по тематике схем теплоснабжения и так далее.

 

Принципы формирования госполитики

Можно попытаться назвать основные принципы формирования успешной государственной политики повышения энергоэффективности.

1.     Приоритет интересам и правам потребителя. Забывая о конечной цели любого аспекта социально-экономической политики государства - благосостоянии и качестве жизни граждан, - невозможно говорить об адекватном влиянии государства на ту или иную отрасль. Не раз говорилось о необходимости вернуть главу о правах потребителя в закон № 261-ФЗ; отразить интересы потребителей энергоресурсов в целевых и контролируемых показателях; качество работы генерирующих и ресурсоснабжающих организаций измерять по цене энергоресурсов у конечного потребителя; принять, что энергосбережение вторично и может следовать лишь за созданием комфортных условий пребывания и соблюдением санитарных норм.

2.     Обеспечение вовлеченности, привлечение стейкхолдеров (лиц, заинтересованных в финансовых и иных результатах деятельности компании, объекта, - прим. ред.). В современном обществе любая государственная политика должна опираться на поддержку профессионалов, бизнеса, экспертов, граждан. Привлечь к формированию и реализации политики энергоэффективности все заинтересованные и задействованные стороны означает создать действующий консенсус, и, напротив, его отсутствие влечет неприятие государственного вектора и провал всей политики.

Это подразумевает также информационную и пропагандистскую работу, создание системы мотивации у всех субъектов процесса, чего так не хватает сегодня. Например, в Справочнике по наилучшим доступным технологиям энергоэффективности Евросоюза [4] непосредственно технологии занимают не более трети, а большая часть - технологии социально-информа-ционные: объявление целей и задач организации, подготовка персонала, система мотивации, энергетический менеджмент. Необходимы информированность и уверенность в необходимости и безопасности применения предлагаемых мер и механизмов у бизнеса, бюджетной сферы, граждан.

Рис. 1. Структура мотивационных механизмов энергоэффективности в целом по разным секторам экономики

3.     Координация политики энергосбережения на федеральном, региональном, межотраслевом уровнях; с намерениями и программами развития государственных и частных энергокомпаний, потенциальных инвесторов и так далее. Это означает увязку по целям, задачам, значениям целевых показателей, реализуемым мероприятиям. Единая для страны политика должна, в то же время, выделять региональную и отраслевую приоритетность сопутствующих технологических и инновационных коридоров, находиться в увязке с национальными стратегическими документами, а также региональными и отраслевыми планами развития - как по целевым показателям, так и направлениям действий и конкретным подпрограммам и мерам.

4.     Сбалансированность мероприятий госполитики (по территориальному распределению; по отраслям экономики, потребителям энергии; по звеньям цепочки генерация - транспорт - распределение - конечное потребление; по годам; по величине развиваемых энергомощностей; по новой генерации и энергосбережению; по традиционным и альтернативным источникам; по применению различных мер для обеспечения комплементарности).

Сегодня комплекс стимулирующих механизмов в сфере энергоэффективности насчитывает свыше сотни позиций [5], на рис. 1 представлено их распределение. Характерно, что структура мотивационных механизмов для российской экономики отражает необходимость более жестких нормативных установок (требований, стандартов) на данном этапе реализации политики энерго- и ресурсосбережения [6], что подтверждается, в частности, европейским опытом. По мере реализации жестких механизмов и формирования новой институциональной среды, большее значение приобретают «мягкие» меры (льготы, пропаганда и др.), после установления понятных «правил игры» расширяется зона для эффективных бизнес-проектов.


 Рис. 2. Распределение регионов РФ по удельной энергоемкости ВРП

Рис. 2. Распределение регионов РФ по удельной энергоемкости ВРП

5.    Единство и целостность при одновременном учете региональной специфики, о чем уже было упомянуто выше.

Ситуация по регионам качественно отличается, что требует и различных подходов к энергетической политике [7]. На рис. 2 представлена визуализация этих различий по энерговооруженности и энергоемкости ВРП. Для 15-ти регионов с удельным потреблением ТЭР от 1 до 3 т у.т./чел. необходимо говорить не об энергосбережении, а о ликвидации энергетической отсталости, повышении энергетической вооруженности экономики.

Два десятка регионов с удельным потреблением от 3 до 5 т у.т./чел. также требуют определенного роста энерговооруженности промышленности и бытовой сферы, но здесь появляются и резервы сокращения потерь. Шестнадцать регионов имеют среднероссийские показатели - 5-7 т у.т./чел. и потенциал энергосбережения в разных секторах может колебаться в пределах 15-25%.

Регионы с высокой энергонасыщенностью располагают развитой энергетической инфраструктурой, которая при изменении ситуации может быть переориентирована на новые производства. Для регионов с более высоким потреблением свыше 8 т у.т./чел. удельная энергоемкость ВРП недопустимо высока - за счет энергоемких переделов с небольшой прибавочной стоимостью возможна регистрация малоэнергоемких и прибыльных производств за пределами региона.

Основные пути снижения энергоемкости ВРП общеизвестны, формула (1), это сокращение потерь и непроизводительных расходов ТЭР в различных секторах экономики региона (уменьшение числителя); рост экономики региона за счет производств с низкой энергоёмкостью и высокой добавленной стоимостью (увеличение знаменателя) - сферы услуг, малого бизнеса, туризма и др.; освоение новой энергоэффективной техники и активное развитие возобновляемых источников энергии в регионе.

ф , где     (1)

i - энергетические ресурсы (нефть, газ, электроэнергия и т.д.);

Vi - объем потребления энергетического ресурса i;

j - производства-резиденты региона;

О - валовой выпуск;

С - промежуточное потребление.

В каждом регионе сочетание трёх составляющих снижения энергоемкости ВРП является индивидуальным и определяется местными условиям

Как показывает практика, и уже отмечалось выше, большинству регионов в текущих условиях при существующих стратегиях развития и принимаемых тактических мерах достичь 40% снижения энергоемкости ВРП к 2020 г. крайне затруднительно. Как видно из рис. 2, стратегия сокращения числителя приемлема далеко не для всех регионов, 40% сокращение энергопотребления для них - крайне болезненная мера. А вот рост знаменателя за счет малоэнергоемких производств (сферы услуг), общего оздоровления экономики, новых энергоэффективных производств и возобновляемых энергоисточников - мера гораздо более эффективная. В каждом регионе сочетание этих составляющих является индивидуальным и определяется местными условиями (табл.).

Кроме этих параметров, существует еще целый ряд важнейших характеристик, влияющих на концепцию региональной политики в сфере энергосбережения. В частности, в промышленных регионах речь должна идти о более полном использовании потенциала ТЭР, энерготехнологическом комбинировании, использовании вторичных энергетических ресурсов, в аграрных и слабозаселенных территориях приоритетом является эффективное развитие удаленных поселений, транспортных инфраструктур [8].

 табл

6.     Акцент на новые технологии и модернизацию, применение технологических коридоров и дорожных карт.

Не вдаваясь в соответствующие отраслевые особенности и региональные тонкости, можно с уверенностью говорить, что подлинные причины энергетической неэффективности в России существенно иные, чем в других странах - это, как уже упоминалось, недогрузка энергоисточников, неоптимальные режимы работы и износ оборудования в ТЭК, а также нерасчетные режимы работы сетевого хозяйства, его износ и моральное старение.

В то же время, те субъекты рынка, кто мотивирован к повышению энергоэффективности, активно ищут возможности для модернизации и в соответствующих проектах применяют довольно широкую линейку технологий.

7.     Введение в практику энергетического планирования на всех уровнях [1].

Существующее законодательство требует от хозяйствующих субъектов, муниципалитетов и регионов внедрения целого ряда новых инструментов мониторинга и анализа энергопотребления, таких как топливно-энергетические балансы, схемы теплоснабжения, программы комплексного развития коммунальной инфраструктуры, программы энергосбережения различного уровня и так далее.

Внедрение практик энергопланирования позволяет обеспечить сбалансированность прогнозируемых вводов и модернизации энергоисточников с перспективными проектами и динамикой отраслевого, территориального развития, в том числе по выбранным инновационным кластерам, интенсивного жилищного строительства, приоритетами современной промышленной политики, другими важнейшими государственными задачами.

8.     Постоянный цикл улучшения. Не дискретный, а продолжающийся характер политики, предполагающий последовательно принимаемые меры и последовательные же улучшения, для чего необходимо отработать все звенья цикла (сбор данных, целеполагание, планирование, реализация, мониторинг, корректировка) и замкнуть его [9].

9.     Электронное документирование. Сегодня запрос на прозрачность, открытость, мобильность и гибкость подразумевает, что данные необходимо агрегировать, хранить, обновлять и обрабатывать в электронных СУБД и АСУ. Модернизировать и оживить ГИС ЭЭ, ГИС ТЭК, синхронизировать их, внести в скорейшем будущем данные с приборов учета, из энергопаспортов, синхронизировать с региональными сегментами. Но - добавить фильтры на нижних уровнях, чтобы регион, выгружая информацию на федеральный уровень, проводил собственную верификацию.

 

Заключение

Позитивным является уже тот факт, что государство, поставив стратегическую задачу по кардинальному снижению энергоемкости ВВП, взяло на себя и активную роль в формировании и проведении соответствующей политики. Несмотря на различные мнения о её качестве, государственная политика повышения энергоэффективности в России продолжает активно совершенствоваться. Целостная ткань эффективной политики в энергетическом хозяйстве России складывается из фрагментов региональных проектов модернизации энергетического сектора и коммунального комплекса. Поэтому так остро необходима системная и междисциплинарная «политика энергетической модернизации», которая объединила бы энергосбережение, технические и технологические инновации, кадровый прорыв, комплекс стимулирующих мер для их реализации, действенный государственный контроль.

 

Литература

1.  Особенности реализации политики энергосбережения в регионах: аналитический сб. / Авт.-сост. Е.Г. Гашо, В.С. Пузаков, М.В. Степанова. - М.: Аналитический центр при Правительстве Российской Федерации, 2012.

2.  Гашо Е.Г., Репецкая Е.В. От стратегий и программ к реальному энергосбережению (опыт региональных проектов) // Энергетическая политика. 2001. №1.

3.  Инструменты энергетического планирования: новые возможности после энергоаудита: аналитический сб. - Екатеринбург.: СРО НП «Союз «Энергоэффективность», 2013

4.  Справочный документ по наилучшим доступным технологиям обеспечения энергоэффективности / В. Виниченко, Т. Гусева, Г. Панкина и др. (опубликован при поддержке Фонда стратегических программ МИД Великобритании при поддержке Росстандарта РФ). 2009.

5.  Гашо Е., Пузаков В., Репецкая Е. Механизмы реализации мер по энергосбережению // Коммунальный комплекс России. 2011. № 9. С. 4-8.

6. Мартынов А., Артюхов В. Методика оценки экологической и энергетической эффективности экономики России. - М.: Интерфакс, 2010.

7.  Гашо Е.Г., Репецкая Е.В. Энергоэффективность как основа стратегии развития региона // Энергосбережение. 2010 № 5.

8.  Гашо Е.Г., Пузаков В.С. Пути и проблемы формирования органичной энергетической политики государства // Компетентность. 2012. №4.

9.  ISO 50001:2011 «Energy management systems - Requirements with guidance for use» (Системы энергоменеджмента - Требования с руководством по использованию).

Все статьи рубрики Экономика и управление

Архив номеров

Выпуски за 2009 год: №1 (1), №2 (2), №3 (3), №4 (4), №5 (5),

Выпуски за 2010 год: №1 (6), №2 (7), №3 (8), №4 (9), №5 (10), №6 (11), №7 (12), №8 (13),

Выпуски за 2011 год: №1 (14), №2 (15), №3 (16), №4 (17), №5 (18), №6 (19),

Выпуски за 2012 год: №1 (20), №2 (21), №3 (22), №4 (23), №5 (24), №6 (25),

Выпуски за 2013 год: №1 (26), №2 (27), №3 (28) , №4 (29), №5 (30), №6 (31),

Выпуски за 2014 год: №1 (32), №2 (33), №3 (34), №4 (35), №5 (36), №6 (37),

Выпуски за 2015 год: №1 (38), №2 (39), №3 (40), №4 (41), №5 (42),

Выпуски за 2016 год: №1 (43), №2 (44), №3 (45), №4 (46),

Выпуски за 2017 год: №1 (47), №2 (48), №3 (49), №4 (50),

Выпуски за 2018 год: №1 (51), №2 (52), №3 (53).

Статьи по темам

Энергетика (18) ,
Энергоэффективное строительство (17) ,
Возобновляемые источники энергии (21) ,
Региональный опыт (3) ,
О работе НП "Энергоэффективный город" (8) ,
Энергоменеджмент (5) ,
Энергоэффективные здания (2) ,
Информация о работе Координационного совета (124) ,
Экономика и управление (135) ,
Теплоснабжение (95) ,
Энергоэффективное освещение (53) ,
Учет энергоресурсов (16) ,
Энергосервис и ЭСКО (47) ,
Электроснабжение (13) ,
Когенерация (4) ,
Мировой опыт энергосбережения (44) ,
Новые технологии (46) ,
Энергетические обследования и энергоаудит (30) ,
Обзор СМИ (5) ,


Rambler's Top100

Авторские права на размещенные материалы принадлежат авторам
Тел.(495) 360-66-26 E-mail:
© Портал ЭнергоСовет.ru - энергосбережение, энергоэффективность, энергосберегающие технологии 2006-2018
Возрастная категория Интернет-сайта 18 +
реклама | карта сайта | о проекте | контакты | правила использования статей